Через жребий – к разумному обществу

 

Лучший аргумент против демократии — пятиминутная беседа со средним избирателем

Уинстон Черчилль

 

 

Мы живём в мире, где всевозможные формы иррациональности, кажется, почти всегда побеждают разум. Это можно сформулировать так: в современном обществе легко зарождаются и растут различные “идеологические пирамиды”, которые становятся даже более устойчивыми, чем финансовые пирамиды.
  Формирование идеологических пирамид происходит по механизмам, подобным формированию финансовых пирамид. Автор считает, что идеологические пирамиды возникают там, где люди получают возможность собираться и объединяться на почве каких-то общих взглядов и интересов. Чем больше в обществе степень индивидуализма, тем труднее возникать идеологическим пирамидам. Это можно проиллюстрировать старой римской пословицей: “римские сенаторы – мужи весьма достойные, римский сенат – мерзкое животное”. В одной из книг братьев Стругацких герой высказывает такую фразу: “Каждый отдельный человек умнее таракана, это верно, но каждая человеческая толпа безмерно глупее любой стаи тараканов”.
  Понятие “разумное общество” звучит очень заманчиво, но большинству людей, вероятно, кажется крайней утопией. Идея сделать людей, составляющих общество, умнее, действительно очень утопична. Эта статья посвящена другой теме: как создать общественные институты, благодаря которым “идеологические пирамиды” будут разрушаться, а здравые идеи будут находить широкую поддержку и освещение в СМИ.
  Чтобы разрушать “идеологические пирамиды”, следует понимать механизмы, по которым они возникают, но эта тема выходит за рамки данной статьи. Вторую же часть “мечты” можно осуществить регламентированным использованием жребия.
  Одна из фундаментальных проблем демократии, возможно самая важная – профанация политики. Для принятия государственных решений нужно быть профессионалом и иметь обширные знания в ряде наук, например в экономике и юриспруденции. Но рядовой избиратель – скорее профан и не может принимать такие решения. В то же время демократия должна обеспечить избирательным правом всех граждан; история учит, что если властью наделена только какая-то одна часть населения, эта часть всегда эксплуатирует остальных. Поэтому автор считает ошибочной идею введения имущественного ценза для права голосовать – от этого ценза давно отказались (в 18-19 веке) в ходе развития демократических обществ.
  В 2017 году профессор политологии и философии Джорджтаунского университета Джейсон Бреннан предложил допускать к выборам только хорошо информированных граждан. Это называется эпистократией – “властью информированных”. До Джейсона мексиканский философ Клаудио Лопес-Гуэрра предложил перед выборами отбирать жеребьевкой 20 тысяч человек, репрезентативно представляющих всю страну; прежде чем их допустят к голосованию, они должны пройти обучение, принять участие в дискуссиях или ознакомиться с информационными материалами, чтобы получить необходимую компетенцию.
  Эта идея достаточно проста, и её следует разъяснить и дополнить. Отбор этих 20 тысяч человек можно проводить перед каждыми выборами и референдумами. Когда будут отобраны эти 20 тысяч человек, государство должно предложить им за их работу – ознакомление с информацией – какую-то сумму денег. Эта сумма должна быть достаточно большой, чтобы согласилось, допустим, 60% отобранных. Если согласится меньшее количество – они не будут репрезентативной выборкой и не смогут представлять рядового избирателя.
  Людей, отбираемых перед выборами, в дальнейшем для удобства будем называть “жеребьёвщиками”.
  Второй вопрос – с какой информацией должны будут знакомиться эти люди перед голосованием. Автор статьи убеждён, что здесь должно работать правило – каждый жеребьёвщик сможет изучать любую информацию, какую лично он сочтёт нужной для его выбора. Можно предлагать ему определённую информацию, но заставлять изучать именно её нельзя.
  Важность этого правила проиллюстрируют взгляды самого Бреннана, озвучившего идею эпистократии: он поддерживает расширение прав геев и прав мигрантов, против Брекзита и против избрания Трампа. Он даже приводит аргументы, что на референдуме по Брекзиту те люди, которые голосовали за удержание Англии в членах ЕС, могли намного точнее ответить, сколько в стране мигрантов из ЕС, каков приток инвестиций в английскую экономику из ЕС и сколько средств расходуется на соцподдержку.
  В России многим видна ошибочность таких взглядов. Мигранты-мусульмане не представляют угрозы европейцам с экономической точки зрения, но они не ассимилируются в европейском обществе (скорее наоборот – сами ассимилируют коренных европейцев) и среди них наблюдается гораздо большая рождаемость, чем среди основных жителей Европы. Поэтому, если приток мигрантов не остановится, рано или поздно коренные европейские этносы будут вытеснены мигрантами, прежде всего мусульманами-арабами. Не меньшей ошибкой является пресловутая “пропаганда гомосексуализма” в Европе – хотя бы потому, что она дискредитирует Европу и демократию в глазах остального мира, и способствует расколу между Россией и Европой. Поэтому взгляды Бреннана иллюстрируют фразу Кузьмы Пруткова “специалист подобен флюсу, его полнота односторонняя”.
  Если каждый жеребьёвщик будет сам решать, какую информацию ему изучать, возникнет проблема “тунеядцев”, которые возьмут деньги, но вникать в информацию будут мало. Вероятно, эту проблему можно решить, если каждый жеребьёвщик будет обязан писать отчёт, доказывая, что он потратил определённое время на изучение вопроса. Возможно, будет оправданной и такая мера: каждый жеребьёвщик будет должен объяснить, почему он считает информацию, выбранную им для ознакомления, важной для принимаемого решения, и его объяснение должно выглядеть разумно (эта идея развивает идею 20-й статьи конвенции ООН по борьбе с коррупцией, где законность доходов в декларациях тоже надо разумно обосновать).
  Жеребьёвщики перед голосованием смогут общаться на конференциях и спорить друг с другом, и в споре будет рождаться истина. Заманчивость этой идеи заключается в том, что каждый жеребьёвщик – индивидуален, он будет иметь свои взгляды и предпочтения в изучаемой информации, и в совокупности жеребьёвщики будут использовать информацию из самых разных областей. Это значит, что для них не будет актуальна проблема, которую в интернете называют “закукливанием”. Кроме того, комиссия жеребьёвщиков будет максимально непредвзята.
  На самом деле совсем необязательно выбирать так много жеребьёвщиков, как предлагал Лопес-Гуэрра. На самом деле уже 100 человек будут репрезентативной выборкой, и её выбор будет с подавляющей вероятностью совпадать с выбором всего общества. Если в обществе имеется, условно говоря, 10% студентов, 20% рабочих и 5% алкоголиков, то в отобранной выборке также будут 10% студентов, 20% рабочих и 5% алкоголиков. Чем меньшей делать выборку, тем менее обременительной для государства будет оплата работы жеребьёвщиков.
  В демократиях древней Греции жеребьёвка была важным инструментом, не менее важным чем выборы. Но по каким-то причинам авторы современных демократий, в частности первые политики США (Вашингтон, Франклин и др.), забыли про использование жребия в политике.
  Теперь рассмотрим вопрос, стоит ли давать жеребьёвщикам право голосовать вместо обычных избирателей, заменив выборы комиссиями жеребьёвщиков. Автор считает этот вариант ошибкой, потому что при демократии каждый человек должен чувствовать свою ответственность за судьбу страны. Если голосовать будут только отобранные, такого чувства ответственности не будет.
  В то же время было бы разумно перед каждыми выборами или референдумами собирать комиссию жеребьёвщиков, которая будет голосовать. Их голос не будет иметь юридического значения, но он будет служить важной рекомендацией для обычных избирателей. Если идея голосования жеребьевщиков перспективна, постепенно рядовые граждане будут всё более привыкать к мысли, что стоит поверить мнению информированных людей. При демократии народы могут постепенно учиться на своих ошибках, и в том числе они будут учиться не допускать общую ошибку – пренебрегать мнением жеребьёвщиков.
  Вернёмся к теме разрушения идеологических пирамид. Говоря кратко, в статье предлагается такая идея: жеребьёвщикам нужно давать право не принимать государственные решения, а распределять некоторые финансовые потоки из бюджета с целью сбора и распространения информации в обществе. Грубо говоря, надо дать жеребьёвщикам доступ к СМИ.
  Рассмотрим гипотетический пример. В современной Европе некий человек пришёл к выводу, что нужно ограничить “пропаганду гомосексуализма”, в частности запретить людям с сексуальными девиациями их демонстрировать (например, за публичный поцелуй двух мужчин взимать с них штраф). Он собирает комиссию, например, из 50 жеребьёвщиков, и пытается донести до них эту мысль. Расходы на организацию комиссии и выплаты её членам он вначале берёт на себя.
  Если комиссия придёт к выводу, что автор инициативы прав, она получит от государства сумму, в пять раз превышающую сумму, потраченную инициатором. Затраты на комиссию её члены возвращают автору, на остальную сумму созывается более масштабная комиссия – с большим количеством жеребьёвщиков или с более глубоким изучением информации. Когда вторая, более масштабная, комиссия подтвердит выводы первой, она получит ещё больше денег от государства и сможет созвать ещё большую комиссию. Так комиссии жеребьёвщиков будут расти до тех пор, пока об идеях автора инициативы не станет говорить вся страна.
  Кроме созыва другой комиссии, деньги от государства могут быть потрачены на сбор информации и её распространение. Сбор информации включает в себя, например, финансирование исследований по нужным темам, выдача грантов. Распространение информации означает донесение её до общества через СМИ. Комиссия сможет заказать съёмки документальных фильмов по обсуждаемой теме, оплатить размещение этих фильмов на телеканалах и в интернете, и рекламу этих фильмов. Собственно созыв следующей комиссии можно рассматривать как одну из форм сбора информации.
  Наконец, ещё одна идея статьи: если комиссия жеребьёвщиков достаточно велика, она сможет инициировать референдум.
  На вопрос, какие комиссии смогут устраивать референдумы, а какие не смогут, выглядит удачным предлагает простой ответ: финансирования комиссии должно хватить на затраты по проведению этого референдума. Собственно устроить референдум сможет любая группа лиц, имеющая достаточно средств (например, какой-нибудь олигарх).
  Однако, чтобы референдум не вылился в профанацию политики, необходима следующая его реализация: должно проводиться обязательно два одинаковых референдума с интервалом в год, и только если на обоих референдумах население сказало “да”, инициатива принимается. За этот год в стране будут проходить горячие споры, стихийно организовываться отдельные комиссии жеребьёвщиков, и можно ожидать, что в таком коллективном споре окончательно созреет истина.
  На первый взгляд может показаться, что изложенная идея имеет очень слабые места и крайне уязвима для критики. Рассмотрим четыре вероятных возражения на эту идею:
1) Какие-то люди должны будет проводить жребий, они и получат настоящую власть.
  Сейчас, с помощью современных информационных технологий, можно организовать совершенно непредвзятый отбор комиссии. У каждого гражданина должен быть с рождения свой персональный номер – большое полностью случайное число (возможно, хранимое в блокчейне). Сейчас аналогом этого номера служит номер паспорта. Когда надо будет отобрать, например, каждого тысячного, потребуется выбрать случайное число из трёх цифр, например 223; и каждый гражданин, у которого персональный номер будет заканчиваться на эти три цифры, сможет стать жеребьёвщиком. Если надо будет отобрать каждого семисотого – персональный номер гражданина должен будет давать какой-то выбранный остаток, например 121, от деления на 700.
  Каждый гражданин сможет легко проверить, может ли он входить в какую-либо комиссию, и если ему не поступит предложение, несмотря на соответствие номера – он сможет подать на организатора комиссии в суд.
2) Жеребьёвщиков будет легко подкупить.
3) Жеребьёвщики будут оставлять выданные государственные деньги себе вместо расходования их по назначению.
4) Непонятно, кто будет проверять, насколько добросовестно жеребьёвщики изучают информацию.
  В принципе эти проблемы могут стать серьёзными, но не более серьёзными, чем обычный подкуп политиков и чиновников, т.е. незыблемая коррупция. Однако комиссии жеребьёвщиков смогут решать и такие задачи, как борьба с коррупцией – например, проводя расследования вокруг какого-то крупного чиновника или олигарха.
  Чем больше будет комиссия, тем труднее будет её подкупить, поэтому на окончательном этапе подготовки к референдуму решения будут приниматься максимально честно.
  Против подкупа и других проявлений коррупции, вероятно, можно придумать много всевозможных законов.
  Автор статьи считает, что среднестатистический гражданин более честен и неподкупен, чем средний современный политик (причина этого в том, что в политику очень часто идут несамодостаточные люди). Поскольку решение о расходовании средств в комиссии будет прозрачным и приниматься общим решением, можно ожидать, что большинство жеребьёвщиков будут вести себя более-менее честно.
  Возможно, правильным решением будет возложить организацию комиссии не на автора инициативы (от него будут исходить только исходная идея и деньги), а на стороннего чиновника.

Возможно, правильным будет такое решение: комиссия жеребьёвщиков будет сама выбирать своего “генерального прокурора”, который будет следить за общей работой и соблюдением правил. Этот “генеральный прокурор” будет бороться с коррупцией среди членов комиссии.
  Если комиссия будет не очень большой, она сможет следить за порядком и без выборов “прокурора”. Это подразумевает, что большинством голосов комиссия сможет наказывать отдельных своих членов, лишая их вознаграждения.

Для защиты от подтасовок следует для каждой комиссии создавать форум на блокчейне, в котором члены комиссии будут общаться и голосовать.
 
Вероятно, хорошей идеей будет использовать анонимность жеребьёвщиков для борьбы с их подкупом и другими проявлениями коррупции. Предположим, все обсуждения будут проходить на форуме с открытым программным кодом, и организатор комиссии будет знать её участников только по никам; кроме того, он не сможет общаться с ними посредством личных сообщений, а только в виде публичной дискуссии на форуме. Такая открытость в сочетании с анонимностью будет очень надёжной защитой от подкупа.
  В целом, можно полагать, что жизнеспособность этой идеи обеспечивается тем, что комиссия жеребьёвщиков будет репрезентативной выборкой всего общества. Очевидно, нельзя предъявить никаких претензий обычному формату демократического общества, когда население большинством голосов выбирает власть, и эта власть получает право наказывать отдельных членов общества. Для комиссии жеребьёвщиков будет работать точно такая же модель государства, только в миниатюре.

  Подытоживая всё вышесказанное, хотелось бы выразить такое мнение: по-видимому, настоящая демократия возможна только при капиталистическом укладе. Идеи “демократического социализма”, предлагаемые некоторыми людьми, абсолютно нежизнеспособны. Как говорил историк Эдвард Радзинский, равенство и деспотия связаны тайными узами. Поэтому неравенство при капитализме – это неизбежное зло, к которому необходимо привыкнуть.
 

 

Наверх