фоновая картинка (планета Земля) 

Все статьи Психология Эвристика История Этология
Философия Общество Фантастика Заметки  
О сайте Проекты Контакты Ссылки


 

“Фишеровское убегание” в культуре как причина общей деградации

 

Суть проблемы

  Идею этой статьи будет легче понять людям, читавшим литературу по биологии и знакомыми с понятием “фишеровское убегание”. В конце статьи будет кратко изложена идея этой концепции.

  Кратко говоря, фишеровское убегание в биологии – это феномен “деспотичной моды”, моды, деструктивной для вида в целом. Такая мода может даже привести к вымиранию вида.

  Нечто подобное имеет место в человеческой культуре: у нас появилась вредная мода на низкокачественные художественные фильмы.

  Я неоднократно наблюдал в кинотеатрах определённую картину (и это не только моё мнение): в кинозалах относительно много сильно некультурных людей (которые называются словом на букву б.). Эти люди там пьют пиво, неприятно смеются и т.д. В основном такие люди приходят на раскрученные блокбастеры, а на менее популярные фильмы приходят и относительно культурные люди.

  Таким образом, спрос на фильмы в кинотеатрах создаётся скорее не обычными людьми, а некой прослойкой относительно некультурных людей – предположительно, около 20% населения. Эти 20% населения любят ходить в кинотеатры и создают основной спрос.

  При этом срабатывает так называемая положительная обратная связь: спрос рождает предложение, а предложение в свою очередь создаёт спрос, они взаимно усиливают друг друга и переводят систему в другое состояние. Получается примерно так – некультурные люди смотрят низкокачественные фильмы, поэтому студии делают такие фильмы, поэтому люди привыкают и ещё охотнее смотрят плохие фильмы, поэтому студии делают ещё более плохие фильмы и т.д.

  Я уверен в том, что людей, предпочитающих низкокачественные фильмы, вовсе не большинство. Просто изначально, видимо, сложилась такая ситуация, что эти 20% населения предпочитают смотреть фильмы в кинотеатрах, а не дома (обычные же люди чаще смотрят фильмы дома). А поскольку студии сейчас зарабатывают в основном на показах в кинотеатрах (дома через интернет смотрят скачанные фильмы без оплаты), возникла положительная обратная связь.

  Вероятно, читателю будут обвинять эту статью в производстве выводов из недостаточного количества конкретной информации, фактов, статистики. На данный момент я могу привести только один пример в пользу изложенной гипотезы. В США в 2006 году вышел фильм "Идиократия", посвящённый важным проблемам и имеющий определённую социальную значимость. В интернете пишут, что этот фильм набрал только 444 000 долларов в кинопрокате, но около 9 миллионов долларов продажами на DVD. Эти цифры довольно хорошо иллюстрируют различие "контингента", посещающего кинотеатры и смотрящего фильмы дома.

  Есть ещё одна близкая проблема: так называемый “закон Старджона”. Он заключается в том, что 90% фильмов, книг и т.п. являются достаточно низкокачественными. Остальные 10% - это хорошие фильмы и книги; найти их можно, но для этого надо много копаться в плохих произведениях, пропускать всё это через себя.

 

  Последствия "фишеровского убегания"

  То, что написано ниже - мои личные догадки и предположения, в которых я не уверен на 100%. Хочется надеяться, что я сумею инициировать обсуждение этих предположений на достаточно широком уровне, прежде всего в интернете.

  Тот факт, что спрос рождает предложение, отразился и на "культурном коде" фильмов. Это проявляется в том, что в современных фильмах (как российских, так и зарубежных) нередко можно наблюдать такую картину - мужчины, которых по их поведению можно назвать словом на букву б., в фильмах изображены безусловно положительными героями. Возможно наиболее характерный пример - фильм "Притяжение" Фёдора Бондарчука.

  Не все современные фильмы такие: мне, например, весьма понравился фильм "Герой" (2016) с Димой Биланом. В этом фильме главный герой - дворянин, а дворяне до революции вели себя более интеллигентно, чем низшие сословия (но после революции победила "шариковщина").

  В фильме "Брат-1" главный герой тоже из тех мужчин, которых называют словами  б-н и г-ник, но к этому фильму у меня нет претензий, поскольку герой не представлен в фильме как безусловно положительный; скорее, идея фильма в том, что и у б-в и г-в бывают положительные качества.

  Следствием этого "культурного кода", как мне кажется, стало то, что девушкам обычно не нравятся интеллигентные мужчины, особенно в провинции. Фразу "хорошим девушкам нравятся плохие парни" следует уточнить так - "хорошим девушкам нравятся некультурные и неинтеллигентные мужчины".

 

Что делать?

  Решением обеих проблем в теории могли бы стать независимые жюри. Их задача – оценить качество фильма за нас, чтобы мы могли сразу выбрать самое лучшее. Но на практике этот подход пока не работает: всевозможные Оскары, Евровидения и т.п. не имеют особого авторитета и быстро деградируют. Почему это происходит?

  Дело в том, что люди с извращёнными вкусами имеют более сильную мотивацию становиться участниками таких жюри, чем обычные люди. Если говорить, например, о Евровидении, можно отметить, что, как пишут в интернете, на этом конкурсе голосует много геев – поэтому в 2014 году на Евровидении победила Кончита Вурст. Я полагаю, что после этой победы многие нормальные европейцы стали считать ниже своего достоинства участвовать в этом голосовании, что способствовало ещё большей деградации Евровидения.

  Даже если вы читаете отзыв на фильм в интернете, следует помнить, что этот отзыв написал человек, который специально потратил на написание отзыва некоторые усилия – зарегистрировался на сайте и т.д. Большинству людей скорее не захочется заниматься чем-то подобным. Поэтому часто отзывы пишут те, кто хочет или как-то самовыразиться, или, например, выплеснуть наружу внутренний конфликт. Это не значит, что отзывам вообще не надо верить, просто нужно “делать поправку” на описанную закономерность.

  Далее я предлагаю подход, который, как я считаю, мог бы коренным образом решить такие проблемы. Чтобы оценить качество фильма, нужно случайным образом отобрать 40 человек (вроде лотереи по номеру паспорта), и предложить им деньги за то, чтобы они посмотрели этот фильм и поставили оценку. Далее поставленные оценки усреднятся.

  Деньги, предлагаемые за просмотр фильма, должны быть достаточно большими, чтобы хотя бы 60% отобранных людей согласилась на участие в жюри. Если предлагаемая сумма будет слишком маленькой – согласятся, условно говоря, одни бомжи, и соответственно полученная оценка будет представлять мнение бомжей, а не мнение среднестатистического зрителя.

  Если реализовать эту схему, люди быстро станут доверять оценкам, поставленным этими жюри. Ведь если эти 40 человек были отобраны действительно случайно, то они являются, говоря научно, репрезентативной выборкой, и поэтому их мнение должно совпасть с мнением среднестатистического зрителя (с вероятностью, почти равной единице). Обычный россиянин будет знать, что если отобранное жюри поставило фильму высокую оценку – значит и ему фильм скорее всего понравится.

  Я считаю, что проблема различия вкусов разных людей в данном случае будет не очень существенна, поскольку вкусы людей хорошо коррелируют друг с другом, и каждый член жюри сможет поставить корректную относительную оценку фильму. Грубо говоря, человек, который не любит комедии, поставит оценку "плохо" хорошей комедии, и оценку "очень плохо" плохой комедии. Таким образом, хорошие комедии будут в любом случае набирать относительно высокие оценки.

  Когда фильмы, получившие высокую оценку, станут показывать в кинотеатрах, они будут иметь коммерческий успех. Владельцы кинотеатров станут часто показывать эти фильмы и убедятся, что для них (владельцев кинотеатров) это очень выгодно. И далее в кинотеатрах станут часто показывать ретроспективное кино – относительно старые фильмы, которым жюри поставило высокую оценку.

  Идея показа ретроспективного (а также так называемого “анти-попкорного”) кино не нова, но до сих пор её не смогли адекватно реализовать. В качестве такого кино обычно показывают непонятную “заумь” вроде Тарковского, в то время как действительно достойные фильмы остаются в забытии.

  После того как реализуют предлагаемую систему оценок и в моду станет входить просмотр качественного кино, начнётся ещё один очень важный процесс. Когда члены отобранного жюри будут ставить оценку фильму, они будут знать, что фильмы с высокой оценкой станут “раскрученными” и будут иметь много просмотров. И тогда эти члены жюри станут ставить (неосознанно либо сознательно) немного большую оценку фильмам, которые называют “душевными”, фильмам с “нравственным началом”. Ведь многие люди понимают, что для общества в целом было бы очень полезно иметь “моду на мораль”, подобно той что была в эпоху СССР; соответственно полезно продвигать фильмы, формирующие эту моду. Мода на душевные фильмы будет постепенно нарастать, этот процесс тоже будет основан на положительной обратной связи. Так со временем в обществе, возможно, наступит расцвет культуры и нравственности.

  Реализовать предложенную идею, на мой взгляд, не очень сложно, для этого необязательна поддержка государства. Найти финансирование для этого проекта (оплату участникам отобранного жюри) можно через краудфандинг. Главная задача – найти владельца хотя бы одного кинотеатра, который станет показывать у себя фильмы, получившие высокую оценку. Далее процесс вовлечения других кинотеатров, вероятно, пойдёт по нарастающей. Кроме того, для начала можно добиться, чтобы какой-нибудь кинотеатр реализовал ещё более простую идею: пусть у выхода из кинозала стоят 5 урн с цифрами от 1 до 5, и выходящие из зала зрители смогут выкинуть билет в одну из урн, поставив таким образом оценку фильму по пятибалльной шкале. Далее останется только разместить эти оценки в интернете.

  Кроме этой, пока далёкой от реализации, идеи, есть ещё одна надежда на изменения к лучшему: если криптовалюты станут признанными деньгами, интернет станет платным, и производители фильмов станут принимать оплату через интернет. Тогда спрос на фильмы будут создавать не 20% населения, предпочитающие кинотеатры, а среднестатистические люди.

 

Фишеровское убегание в биологии

  Этот раздел слабо связан с предыдущим, но он может быть интересен части читателей. Хотя процессы “фишеровского убегания” в биологии и описанной культурной деградации основываются на разных механизмах, у них можно найти и общие закономерности. Как минимум, фишеровское убегание в биологии – это удачная аналогия, позволяющая понять как протекает процесс деградации. Как уже было сказано,  фишеровское убегание представляет собой “деспотичную моду”.

  Фишеровское убегание иллюстрирует важное представление в современной биологии, которое заключается в том, что эволюция “заботится” в первую очередь о выживании индивида, а не выживании вида; и зачастую то, что полезно для первого, оказывается вредным для второго. 

  Классический пример фишеровского убегания – большой хвост у павлинов. Такие хвосты очень нравятся самкам павлинов, и самцы с большими хвостами популярны среди самок. В то же время длинный хвост весьма вреден для выживания павлина в целом: он снижает подвижность павлина, требует много ресурсов на выращивание, делает павлина более заметным для хищников. Павлины с длинными хвостами живут в среднем меньше, чем  павлины с короткими, но за свою жизнь оставляют примерно столько же потомства – за счёт большей популярности среди самок.

  Изначально возникшая мода на большие хвосты у самцов павлинов приводит к тому, что павлины с каждым поколением вырастают со всё большими хвостами; останавливается процесс “роста” хвоста только тогда, когда преимущества большого хвоста, связанные с популярностью среди самок, компенсируются вредом от большого хвоста, связанного со снижением подвижности, уязвимости для хищников и пр.

  Почему в природе может возникнуть такая деструктивная мода? Ответ на этот вопрос лежит с сфере этологии (науки об инстинктах) и понятия половой корреляции. Последняя заключается в том, что большая часть генов у самок и самцов одинакова (например, у человека 22 пары хромосом одинаковы у мужчин и женщин, и только хромосомы X и Y определяют половые признаки). Соответственно “мужские” гены передаются по наследству женщинам, и наоборот. Например, если у мужчины есть длинный половой орган (надеюсь, читатель простит меня за такой пример) и у него родится дочь, у неё, естественно, мужского органа не будет, но ей могут передаться гены длинного мужского органа, и когда у неё родится сын, он может унаследовать длинный орган от деда.

  Другой пример проявления половой корреляции - то, что у мужчин есть соски, при том что они не несут для них никакой полезной функции.

  Предположим, по каким-то причинам часть самок в популяции стала отдавать немного больше предпочтения самцам с длинным хвостом. Соответственно, эти самцы оставляют немного больше потомства, чем остальные самцы. Далее возникает такая ситуация: потомство этих самцов имеет как гены длинных хвостов, так и гены “любви самок к хвостам”, т.е. гены, “программирующие” самок отдавать предпочтение самцам с длинными хвостами. В дальнейшем среди этого потомства будут встречаться как самцы с длинными хвостами, так и самки, предпочитающие длинные хвосты у самцов. Так и возникает положительная обратная связь, обусловленная ещё тем, что самки часто предпочитают самцов с большим гаремом (инстинкт им как бы говорит – раз этот самец так популярен среди самок, значит он успешный и имеет хорошие гены). Явление фишеровского убегания было подтверждено исследователями с помощью математических моделей (компьютерное моделирование эволюции).

 

Наверх