Может ли хороший психолог быть "сапожником без сапог"?

 

 

  Следует сразу сказать, что в этой статье нет окончательного ответа на заданный вопрос; скорее, статья – это набор “рассуждений на тему”.

 

  Взгляд со стороны

  В нашем обществе скорее принято считать, что хороший психолог должен не иметь собственных психологических проблем. Возможно, эта установка идёт от библейского мема “врач! исцели Самого Себя” (Лука, 4, 23), который в свою очередь, видимо, произошёл от более ранней пословицы.

 

 

  Известный психолог Владимир Леви основательно критикует этот тезис. Он пишет:

 

 «Врачу, исцелися сам» было когда-то сказано в переносном смысле: имелось в виду нравственное здоровье.

В прямом же — чушь по определению, ведь врачи и существуют, чтобы лечить то, что самолечению не поддается, и на каждого врача должно приходиться врачей ровно столько же, сколько на всякого смертного.

В сапогах ли сапожник мой, мне не важно, лишь бы сапоги, им сработанные, были мне в самый раз.

Если человеку не удалась самопомощь, это не значит, что он не поможет мне. Скорее, наоборот. Когда психиатр психически очень нормален, это людоед, будьте уверены.

Только перед операцией хирург приводит свои руки в абсолютную чистоту…

 

  Леви приводит такие примеры – мы ведь не требуем от стоматологов, чтобы они сами умели сверлить собственные зубы, а от реаниматологов – чтобы они сами вскакивали во время нахождения на операционном столе.

 

 

 

  Набросы

В интернете ходит такой отрывок:

 

 

  Этот текст производит впечатление “пропагандистского материала”, которого предостаточно в интернете. Автор текста слишком акцентируется на хлёстких примерах. Разберём этот текст подробнее.

  Первый случай – действительно правда. Дерек Медина издал шесть книг, в том числе и названную. Однако, судя по названиям его книг (например, “World Just Ask Yourself Why We Are Living a Life Full of Lies and How I an Emotional Writer Made All of My Professional Dreams Come True Blocking Society's Teachings ” – “Мир просто спрашивает тебя, почему мы живём жизнью, полной лжи, и как я, эмоциональный писатель, осуществил все свои профессиональные мечты, блокируя обучение от общества”; или “Humans Who Are Gifted and Can See the Supernatural Spirit Ghost World We Live in Called Ghost Haunted Adventures” – “Люди, которые являются одарёнными, и могут видеть мир сверхъестественных духов, в котором мы живём, назвали часто посещаемые приключения призраков”), он был несколько странным человеком, и очень сомнительно, что его книги были популярны.

  Дейл Карнеги по-видимому, умер не в одиночестве: некролог о его смерти написали в газете на следующий день после смерти. Это значит, что кто-то сообщил в редакцию непосредственно в день его смерти. Возможно, это была его вторая жена Дороти Вондерпул, или их дочь Донна.

  С Бенжамином Споком ситуация сложная и не совсем беспочвенная. У него было двое детей (от первого брака). Когда Споку было 94 года, он жил со второй женой, и им стало очень не хватать денег на врачей (им требовалось около 16 000 долларов). Жена попросила друзей Спока поддержать их финансово, и дети действительно предложили отдать Спока в дом престарелых (в США, в отличие от России, это была вполне нормальная практика).

  В интернете можно найти споры о методах воспитания Спока; есть мнение, что он отчасти проповедовал безразличное отношение к детям (например, не обращать внимание на крик ребёнка). Пишут, что он не имел возможности воспитывать своих детей, поскольку его первая жена была очень властная, и не допускала его к сыновьям.

  Ещё у Спока внук совершил самоубийство, но здесь явно нет вины самого Спока, поскольку внук страдал от шизофрении.

  У Марии Монтесори родился внебрачный сын Марио, а в католической Италии такая ситуация была чревата большими проблемами для Монтесори. Сказалось ещё то, что вначале она и отец Марио (Джузеппе) обещали друг другу не заводить отношений на стороне, а потом Джузеппе женился на другой женщине, и Мария почувствовала себя преданной.

   Поэтому она отдала сына на воспитание в сельскую семью. Он вернулся к ней в возрасте 15 лет и стал много помогать ей в её исследованиях (хотя она до своей смерти скрывала, что он являлся её биологическим сыном).

  Упомянутая корейская писательница (Чхве Юн Хи) действительно повесилась, но, скорее всего, не от депрессии, а от неизлечимой болезни – она страдала от заболеваний лёгких и сердца. Во время самоубийства рядом с ней был её любящий муж. Вскоре он тоже покончил с собой. Ей в тот момент было 63 года, мужу – 72.

  И всё-таки нельзя сказать, что Чхве Юн Хи в наших глазах полностью “реабилитирована” – можно предположить, что её заболевания возникли на нервной почве.

  Можно добавить к этому списку ещё пару примеров. Психотерапевт Боб Беджерон, написавший книгу, как стареющим геям найти счастье, покончил с собой в 49 лет. Он оставил предсмертную записку на обложке своей книги «Правильная сторона  сорокалетия: полное руководство к счастью для геев среднего возраста и старше»: «Это – ложь, основанная на неверной информации».

  Психолог Вирджиния Сатир, написавшая популярные книги по семейной терапии, не имела собственной семьи. Тем не менее, все говорят, что её методы работают. Вирджинию Сатир многие называют великим психологом.

  Про Владимира Леви известно, что он был женат три раза.

  Таким образом, можно найти много разных историй, как подтверждающих, так и опровергающих исходный тезис.

 

  Житейские рассуждения

  На вопрос, озвученный в названии этой статьи, можно смотреть с разных точек зрения. Довольно убедительным выглядит такое рассуждение: если человек имеет какой-то опыт борьбы с проблемой, пусть только частично успешный, то он может поделиться этим опытом с другим. А психотерапевт, который никогда не страдал от психологических проблем – действительно ли он может помочь человеку с проблемами?

   Приведу известный анекдот, который иллюстрирует, что причинно-следственные связи в психологии могут часто меняться местами:

 

  Василий Иванович отучился в Сорбонне, где изучал философию. Возвращается, а Петька его спрашивает:

— Василий Иванович, что такое диалектика, логика и философия? 
— Ну как тебе объяснить? Вот видишь идут двое мужчин. Один грязный, другой чистый. Кто из них в баню идет? 
— Грязный. 
— Нет. Он потому и грязный, что никогда в баню не ходит. Это диалектика.
— А что такое логика?
— Видишь двух мужчин. Один грязный, другой чистый. Какой в баню идет? 
— Чистый.
— Нет, он чистый, а в баню идет грязный, чтобы отмыться. Это логика.
— А что такое философия? 
— Какой из них идет в баню? 
— Да чёрт его знает...
— А это философия, Петька! 

 

  Переводя это на тему статьи, можно предположить, что чем больше у психолога проблем, тем активнее он ищет разные способы решения этих проблем, и соответственно накапливает больший опыт.

  Я могу сослаться на достаточно авторитетное мнение, распространённое в среде профессиональных психотерапевтов: человек, не имеющий психологических проблем, не может понять человека с проблемами.

  Приведу конкретный пример. Одна женщина родила первого ребёнка, после чего у неё начался непонятный невроз, от которого она довольно сильно страдала. После этого знакомая этой женщины, имевшая трёх детей, услышала об этой истории и стала возмущаться: вот у меня трое детей, я трачу столько сил на уход за ними, живу как крестьянка, а эта родила одного и что-то ещё ноет – да мне бы её проблемы!

 

 

Процитирую Владимира Леви:

 

 - При таком богатом жизненном опыте вам, наверное, можно уже писать учебник правильной жизни, житейской мудрости?

– Упаси Боже. В моем личном опыте около девяти десятых составляют образцы того, как не надо жить.

Вам не боязно признаваться в этом? А как же авторитет, доктор? Сапожник без сапог…

– Ну не совсем: одна десятая сапога все-таки есть. А те, кто считает, что без сапог на всю длину ног и выше лечить людей и книги писать неприлично, пусть, натянув свои сапоги, лечат и пишут сами. Если к прочим смертным подходить с такими же привычно-завышенными ожиданиями, как к священникам, психологам и врачам, то окажется, что немногие двуногие оправдывают звание человека.

 

  Так или иначе, очевидно, что самый лучший психотерапевт – это тот, кто в прошлом страдал от проблем, но сумел их преодолеть. Мне трудно судить, насколько часто встречаются такие люди.

  Ещё один момент заключается в том, что учиться на психолога часто идут люди, имеющие какие-либо проблемы (вполне возможно, неосознаваемые). Так что наш сапожник изначально прихрамывает, и это нормально.

  Мне приходилось слышать такую идею: тот, у кого с первого раза хорошо всё получается, как правило не может быть хорошим учителем, потому что он массу вещей делает на уровне подсознания и объяснить ничего толком не может. Если это так, то этот тезис можно перенести и на психологию: если у человека хорошо получается налаживать контакты с людьми, строить свою личную жизнь, решать свои проблемы – возможно, он всё равно не сумеет словами понятно объяснить, как достичь всего этого.

 

  Об учителях мудрости

  Теперь приведу аргумент, почему может быть всё-таки предпочтительнее выбирать психолога “в сапогах”. Особенно это справедливо в отношении психологов без дипломов и разных “гуру”. Дело в том, что в “гуру” часто идут несамодостаточные люди.

  Позволю себе повторить, что данная статья не даёт окончательного ответа на поставленный вопрос, а скорее является набором разных рассуждений.

  У Джорджа Бернарда Шоу есть фраза "Кто умеет — делает, кто не умеет — учит". У этой фразы есть ещё дополнение: "кто не умеет учить — руководит".

  Самодостаточный человек может найти “простое человеческое счастье” в семье, друзьях и работе. Человек же, не являющийся самодостаточным, нуждается в средствах для собственного самоутверждения, и для этого он может искать роль некоего учителя и наставника. Таким людям нравится чувствовать себя носителями неких сакральных знаний, которые они передают посвящённым.

  Вышесказанное особенно относится к разным эзотерическим гуру, в частности учителям медитации. В интернете я находил много негативных отзывов про таких учителей. Один украинский поэт сочинил про них ехидный стих:

 

  Он говорит – я гуру, я учитель

  Дайте мне, бегом, по три рубля

  И мудрости я дам вам до…я

  А сам едва читает по слогам

  И вонюче п…т в компаниях дам.

 

  В то же время я считаю, что встречаются и настоящие гуру, которые действительно могут стать духовными учителями. Некоторые советы, как отличить хорошего гуру от плохого, даны в книге Д. Рейнуотер “Это в ваших силах: как стать собственным психотерапевтом”:

 

— Одна из величайших опасностей — это опасность быть сбитым с пути учителем — гуру . В наше время появилось так много людей, которые учат других медитации или достижению просветления, что я бы настоятельно советовала вам остерегаться тех учителей, или гуру, которые:

 - назначают высокую плату за занятия и/или объявляют о своих необычайных способностях. «Ни один истинный учитель медитации не возьмет ни гроша за свои уроки. Ни один истинный учитель не заявит сам и не позволит заявлять от его имени никому другому о каких бы то ни было своих сверхъестественных возможностях или достижениях», — говорит Кристмас Хамфрис, в течение долгих лет возглавляющий Буддийское общество в Лондоне;

находятся в плохих отношениях с людьми, играющими важную роль в их жизни;

 - убеждены в том, что их путь является единственно верным, и дурно отзываются о других гуру;

 - наслаждаются чувством собственной значимости, вызванным тем, что они гуру и у них есть ученики;

 - говорят вам, что они передают вам некое тайное знание, предназначенное исключительно для посвященных (поскольку сочли вас достойным такой чести), и берут с вас клятву хранить его в тайне. На самом деле все эзотерические знания содержатся в книгах, доступных всем, кто захочет их прочесть;

 - пытаются сделать вас зависимым от них самих и от их советов. Хороший учитель — тот, который укрепляет вашу способность принимать решения самостоятельно и помогает вам найти внутреннего гуру в самом себе;

 - объявляют, что постигли все-все. Нет конца учению, нет точки, где можно остановиться; поэтому найдите такого учителя, который знает и признает, что он все еще учится. (Словосочетание «совершенный учитель» — это семантический нонсенс.) По словам Рамана Махариши, истинный гуру «не видит никакой разницы между собой и другими и совершенно свободен от мысли, что он Просветленный или Освободившийся, в то время как окружающие томятся в оковах рабства или темноте невежества».

  Я убеждена, то, что Юнг называл «тенью», имеет оборотную сторону в коллективном бессознательном каждого из нас. Это — Лучистость, или сияющая сторона человека. Если вы не соприкасаетесь с собственной добротой, состраданием, альтруизмом и всем прочим хорошим в себе, то вы будете проецировать эти качества на ближайшего кандидата в святые. Таким образом, вы можете произвести самых заурядных людей и даже жуликов в святые и гуру.

 

  Следует отметить, что и психологи с образованием также иногда пытаются стать “гуру”.

  Владимир Леви на вопрос, как отличить хорошего психолога от плохого, даёт один совет: у плохого в кабинете висят всевозможные сертификаты, которыми он старается доказать посетителям свой профессионализм.

 

  Позволю себе сделать отступление. Я считаю, что одна из фундаментальных проблем современной демократии заключается в том, что в политику обычно идут несамодостаточные люди.

  Чтобы пробиться в большую политику, во власть, нужно преодолеть большое сопротивление системы, и для самодостаточных людей это усилие не оправдывает той выгоды, которую человек может получить, реализовавшись как политик.

  Самодостаточному человеку гораздо легче найти счастье в кругу друзей и в семье, чем в большой политике. В результате мы имеем далеко не лучших политиков во власти.

 

 

  О неосознаваемых проблемах и психологических защитах

  Далее будет озвучен аргумент, почему психологи с проблемами бывают нежелательными вариантами.

  Различные психологические проблемы можно разделить на осознаваемые и неосознанные. В случае неосознанных проблем срабатывают разные психологические защиты, и это обычно действительно мешает работе психолога или психотерапевта.

  Бывает, что психолог с неосознаваемыми проблемами находит эти проблемы у пациента (это называется проекцией). Пример: психолог-мужчина, для которого секс вне брака является запретным, объявляет своим пациентам, что они сексуально неудовлетворены.

  Если проблема психолога неприятна для него, и он боится её осознать, то он скорее всего не увидит похожую проблему у пациента (а умелый психолог должен интуитивно распознавать проблемы пациентов). Увидеть эту проблему психологу не дадут психологические защиты. Пример: если у психолога-мужчины имеется сексуальная несостоятельность, он не догадается, что что-то подобное есть и его пациента.

  Ещё один случай – когда психолог с неосознаваемой проблемой пытается её решить за счёт пациента. Пример: предположим, психотерапевт находится в сложных отношениях с матерью, и к нему приходит пациент, у которого тоже не всё ладно с матерью. Тогда этот психотерапевт может дать нехороший совет расстаться с матерью, порвать с ней отношения.

  Ещё один условный пример: у психотерапевта пониженный жизненный тонус или депрессия, и к нему приходит пациент, у которого то же самое. Терапевт может начать давать универсальные советы: радуйся жизни, радуйся каждому мигу, каждому приятному моменту. Пациент пытается, а радоваться не получается, выдавить из себя счастье не удаётся. А после тщательного анализа оказывается, что причина депрессии пациента(и, возможно, терапевта) – неприятие себя, низкая самооценка.

  Про осознаваемые проблемы трудно сказать многое. В принципе, такие проблемы – уже наполовину не проблемы. Но если психотерапевт, например, заикается, это может вредить как его имиджу, так и повседневной работе. Такую проблему можно назвать “технической”.

 

  Немного философии

  Далее здесь предлагается ещё одно рассуждение. Это рассуждение, как я сам признаю, очень грешит строгостью и кому-то покажется софистическим, но всё же оно мне кажется достаточно интересным, чтобы о нём написать.

  Известно, что многознание нередко вредит человеку (“много будешь знать – скоро состаришься”, “во многих мудростях многие печали” и т.д.). Этот тезис можно кратко проиллюстрировать двумя картинками:

 

 

 

  Итак, мы видим, что знания нередко бывают для нас вредны. Моё предположение заключается в том, что эффект вреда от знаний гораздо более выражен в психологии, чем в естественных науках. Может быть, это связано с тем, что настоящая объективная психология – наука далёкого будущего.

  Насколько мне известно, когда студенты поступают в вуз учиться на психологов, им обычно говорят – не надейтесь, что знания, которые вы получите, позволят вам избавиться от ваших психологических проблем. Скорее наоборот – чем больше будете копаться в проблемах, тем больше будет проблем.

  Также мне известно, что среди психотерапевтов считается неправильным, если пациент ходит одновременно к двум разным психотерапевтам. Это связано также с тем, что психотерапия – не только наука, но и искусство.

  Таким образом, можно сформулировать общий принцип: если, в случае обычных наук, от случайно перемешанных знаний мы получаем в среднем больше пользы, чем вреда, то для психологии ситуация, возможно, даже обратная: от случайно перемешанных знаний в психологии мы получаем больше вреда, чем пользы. Пусть такое предположение скорее всего преувеличено, но тем не менее.

  Это значит, что популярные книги по психологии (тот же Леви, Литвак и пр.) – нужны скорее будущим психологам, чем простым людям, которые хотят себе помочь. Чтение таких книг одновременно и помогает, и вредит читателю (из-за обозначенной проблемы вреда знаний), и неизвестно, что из этого преобладает. В то же время, если человек, начитавшийся таких книг, начинает работать психологом, то он уже может прицельно применять знания для конкретных клиентов (умалчивая вредные знания), и тогда эти книги оказываются безусловно полезными. Впрочем, тут обязательно надо добавить, что эти знания работают только в сочетании с интуицией и практическим опытом.

 

  Если исходить из этой картины, получается, что хороший психолог должен быть хотя бы отчасти проблемным – раз уж он начитался всевозможной литературы по психологии и вобрал в себя эти вредные знания.

 

  Следует добавить ещё один момент. Я не раз слышал от грамотных, знающих людей, что вера в психологию сильно преувеличена и надумана.

  Я думаю, житейская психология обычно полезнее научной. С древности до нас дошли разные правила, фразы – вроде “относись у другим так, как хочешь, чтобы относились к тебе”. Нередко лучше следовать им, чем ходить к психологам.

 

  Выводы

  Ещё раз повторю изначальный посыл, что в этой статье нет ясного ответа на вопрос – какие психологи лучше, “без сапог” или “в сапогах”. Тем не менее, в статье есть довольно много идей и наблюдений, которые помогут вдумчивому читателю оценить, стоит ли посещать какого-то конкретного психолога. В этом и заключалась основанная цель статьи.

Наверх