фоновая картинка (планета Земля) 

Все статьи Психология Эвристика История Этология
Философия Общество Фантастика Заметки  
О сайте Проекты Контакты Ссылки


 

Вертикальная интеграция идей в обществе

 

  Целью данного блога мне видится формирование и популяризация идей, как правильными законами и  общественными институтами можно сделать более успешным обмен информации в обществе, и тем самым сделать общество более разумным. Я полагаю, нельзя сделать людей в целом умнее, но можно предоставить им удобную возможность коллективно спорить по определённым правилам. Фраза “в споре рождается истина” в целом верна, но часто это не работает, потому что спор проходит по несовершенным правилам. В споре не будет рождаться истина, если одна из сторон может запретить другой высказываться (обычная ситуация для авторитарного государства). Пример правильно организованного спора – судебная система: в суде организуется спор обвинителя с адвокатом, и в целом это достаточно хорошо работает.

  Данные идеи в России удобно иллюстрировать на проблемах стран Запада. В другой статье я рассказывал про фундаментальные "баги" западного общества, а здесь приведу более удобный пример – ожирение в США. Сейчас в США 36% населения страдают от ожирения. Если подумать, это очень абсурдная ситуация: в очень богатой и развитой стране, технологическом центре мира, не могут решить такую простую проблему. А суть этой ситуации сводится к модели общественного устройства (можно для удобства сказать, что это фундаментальный "баг" капитализма). Человечество сейчас подобно муравейнику, где каждый достигает успеха благодаря узкой специализации, а эффективное управление отсутствует. Грубо говоря, какие-то люди в США зарабатывают на продаже продуктов, способствующих ожирению, какие-то люди зарабатывают на продаже средств против ожирения, и слишком мало людей зарабатывают на сборе и распространении информации, откуда взялась эта эпидемия ожирения и как с ней бороться.

  Отдельные учёные зарабатывают на финансируемых государством исследованиям о причинах ожирения, но эти исследования, насколько я могу судить, неэффективно организуются и неэффективно популяризуются, потому что государство не может эффективно управлять большим количеством отраслей (см. неэффективность экономики СССР).

  В другой статье блога предлагается выбирать через интернет людей, получающих финансирование из бюджета с целью управления такими исследованиями. Ещё один предлагаемый подход заключается в том, чтобы побуждать население читать книги и просматривать передачи, подносящие информацию обо всём, что нужно знать обществу в целом. Грубо говоря, пусть каждый гражданин должен тратить по полчаса в день на изучение общественно-значимых материалов. Кроме прочего, если в число таких материалов войдут, например, результаты исследований о причинах ожирения, коммерческим СМИ будет выгодно проводить такие исследования и систематизировать эту информацию.

  Может возникнуть оправданный вопрос, чем эта идея отличается от простого предложения всячески поддерживать образование ("чем больше образования – тем лучше"). Во-первых, технические возможности 21 века позволяют сделать образование более удобным и комфортным. Вместо посещения вуза и прослушивания там лекции, человек может посмотреть на youtube или rutube видео по теме; наверно, необязательно устраивать экзамены на запоминание этих видео, лучше просто реализовать подтверждение его просмотра (браузер должен каждые 20 минут требовать нажимать кнопку, чтобы подтвердить просмотр выбранного контента, также браузеры будут подсчитывать объем просмотренного текста).

  Во-вторых, я сторонник подачи в образовании разноплановой информации по выбору учащегося. Грубый и не до конца удачный пример: если сейчас в школе каждый ученик должен прочитать учебник по химии, учебник по биологии и учебник по истории, то может быть лучше пусть каждый сам выберет, что читать – один прочитает учебник по химии, другой учебник по биологии и так далее, а далее информация из этих учеников будет распространяться в обычном общении.

  Всю информацию, которую людям даёт образование, можно разделить на практически-значимую и социально-значимую. Первая информация помогает людям, прежде всего, зарабатывать деньги, и нет необходимости побуждать граждан её изучать (такую информацию, как например знание языков программирования, люди сами берут из книг и платных курсов). Второй тип информации – всё, что помогает людям более компетентно голосовать. И тут, вероятно, государство должно побуждать граждан тратить время на получение такой информации, потому что это представляет собой как бы форму альтруизма (не полезно отдельному человеку, но полезно обществу в целом).

  Возвращаясь к теме ожирения, первый тип информации – это разные диеты для похудания, а второй – знания социальных причин ожирения. Очень грубо можно сделать предположение, что производители вредной еды что-то для себя лоббируют, или запускают очень агрессивную рекламу; информация об этом нужна прежде всего политикам, которые смогут принимать конкретные меры (опять же, очень грубо, для "первого приближения" – пусть например государство вводит дополнительный налог на продажу вредной пищи).  

 Можно полагать, что чем более образованным и информированным будет население, тем более компетентно оно будет голосовать и соответственно тем эффективнее будет управляться такое государство. И тут возникает дилемма: поскольку для изучения социально-значимых тем требуется время и прочие ресурсы, людям придётся меньше времени и ресурсов уделять на то, что позволяет им зарабатывать деньги и поднимает экономику страны. Насколько оправдан такой выбор?

  Ответ на этот вопрос заключается в том, что "сверхобразованное" общество может проиграть конкуренцию с остальными обществами, но если всё человечество станет сверхобразованным, это будет для него безусловным благом. Погоня за экономическим ростом, как и участие в гонке вооружений, важна в конкуренции между странами, но для человечества в целом почти ничего хорошего не приносит. Это значит, что если какая-то отдельная страна примет модель сверхобразования, для неё будет важно убедить остальные государства последовать её примеру (это похоже на идею экспорта демократии военным путём, которой придерживаются США).

  В другой статье я писал про то, что экономический рост делает более комфортной жизнь отдельных людей, но не человечества в целом. Когда один человек живёт богаче других, ему комфортно такое положение дел, но когда все становятся богаче, ничего принципиально не меняется (не говоря уже о том, что, например, чем выше доходы в стране, тем дороже там жильё). В то же время переход на модель сверхобразования может сделать мир и справедливее, и свободнее, и безопаснее - я имею в виду преодоление рисков, которые несёт человечеству научно-технический прогресс. Возможно, с новыми рисками, такими как развитие искусственного интеллекта, нынешняя модель "муравейника" окажется совершенно губительной.

  Приведу очень простое рассуждение: если эта модель будет принята в России и россиянам придётся тратить полавину рабочего времени на просмотр образовательного контента, это, возможно, в два раза уменьшит ВВП страны, но такая проблема не выглядит очень серьёзной, хотя бы потому, что если будет достигнута главная цель - увеличение эффективности управления - правительство сможет повысить в стране рождаемость, так что через два поколения это падение ВВП будет компенсировано ростом численности населения.

  Как сказано выше, я предлагаю составить индекс социально-значимых книг; каждый гражданин должен читать любые из этих книг на свой выбор, иначе он будет платить больше налогов (для удобства буду далее говорить про книги, подразумевая вообще любые источники информации и образовательные курсы). Также можно ограничить людям, не читающим эти книги, право голосовать – это будет реализация концепции т.н. “эпистократии” ("власть информированных"). Лучше не запрещать этим людям голосовать вообще, а только уменьшить вес их голосов, например в два раза. На каждых выборах будет необходимо подсчитывать, за что голосует каждая из этих двух групп населения, чтобы свести к минимуму злоупотребления со стороны тех, кто читают материалы из индекса. Главный вопрос – кто и как будет определять, какие книги входят в этот индекс.

  Здесь можно использовать разные подходы, например такой: содержание индекса определяет избранная власть. Если, например, какая-то партия набрала 20% на парламентских выборах, то эта партия определяет 20% книг индекса. Но я не исключаю, что такое решение на самом деле ошибочное, поскольку оно усилит “эффект Матфея”: если в обществе будет царить какое-то заблуждение, то правящая партия будет заставлять население читать книги, убеждающее что это правильная линия. Поэтому, возможно, более правильным будет подход, которому я даю рабочее название “вертикальная интеграция идей” и который далее попытаюсь проиллюстрировать несколькими отдалёнными примерами.

  Предположим, в стране с президентской формой правления появится малоизвестный кандидат в президенты с очень умными предложениями, озвученными в его избирательной компании. Теоретически видео из его блога может “завируситься” и стать просматриваемым всеми. Механизм “завирусовывания” основывается на положительной обратной связи, когда каждый зритель приводит в среднем больше одного нового зрителя. И теоретически для усиления обратной связи можно использовать рыночные механизмы. Пусть этот кандидат в президенты объявит, что он собирает пожертвования на избирательную компанию, и все собранные таким образом деньги пойдут на рекламу его блога. Такой подход действительно иногда срабатывает; и он был бы ещё эффективнее, если бы вместо безвозмездных пожертвований этот кандидат предлагал бы давать ему кредиты, которые будут погашены в случае его избрания. Т.е. он объявит, что в случае избрания он убедит парламент выделить бюджетные деньги на возврат этих кредитов, полученных им от зрителей его блога (с процентами). Тогда он сможет надеяться, что ему будут жертвовать не только его идейные сторонники, но и любые люди, ищущие способы зарабатывать на венчурном инвестировании, а также крупные банки и прочие организации.

  В любой стране актуальна задача выстраивания обратной связи между населением и властью. Губернатор Калифорнии Арнольд Шварцнеггер использовал такой подход: за 100 тысяч долларов любой человек мог поговорить с ним за обеденным столом. Я думаю, это очень правильное решение (годящееся также для решения проблемы спама), и ещё эффективнее было бы так его скорректировать – если бы Шварцнеггер пообещал возвращать эти деньги с процентами, в случае если бы разговор ему показался реально полезным. Опять же, с таким подходом жертвовать деньги будут не только альтруисты-единомышленники, но и прагматичные люди, ищущие способы заработка.

  В статье про интернет-демократию я предложил регламент инициативного бюджетирования – системы, при которой через интернет выбираются политики, получающие какие-то суммы из бюджета. Упрощённо говоря, это идея о том, что некоторых министров можно не назначать правительством, а выбирать через интернет. И одной из задач, которой смогут заниматься эти выбранные министры, будет обеспечение обратной связи между властью и населением. Такой министр сможет объявить, что он прочитает любое письмо от любого человека за определённую сумму денег; эта сумма должна подбираться так, чтобы этот министр читал много таких писем, но не был ими “завален”. Информацией из этих писем он будет делиться с правительством, или озвучивать её в СМИ. И кроме этого он объявит, что для самых удачных писем оплаченные их авторами деньги будут возвращены с процентами. Также, возможно, надо будет дать ему полномочия вводить какие-то книги в индекс социально-значимых. Мне кажется, это в принципе должно работать и это воплощает концепцию вертикальной интеграции идей.

  Говоря о распространении идей и знаний в обществе, следует обратить внимание на явление, привычное для нас, но на самом деле довольно странное. Теоретически, человеку не нужно быть умным, если он может спросить совета у того, кто умнее; необязательно также быть многознающим, если можно спросить того, кто знает больше. Возникает вопрос, почему например во время выборов каждый человек не смотрит в интернете мнение того, кого он считает умным и информированным, чтобы проголосовать в соответствии с этим мнением, вместо траты собственного времени на изучение темы. Насколько я могу судить, люди в целом мало доверяют мнениям разных экспертов в СМИ. Полагаю, основная причина тут в том, что этот другой человек, может быть, и правда умный и информированный, но только его цели и мотивация необязательно совпадают с вашими. Кроме того, по моему мнению, если человек умный в чём-то одном, он обязательно глупый в другом.

  Этот эффект можно также проиллюстрировать примером из мира культуры. Судя по всему, в мире прочно работает “закон Старджона”: если человек хочет посмотреть хороший фильм, он может его найти, но для этого необходимо просмотреть много посредственных фильмов. Казалось бы, очень простая задача – набрать жюри, которое скажет вам, какие фильмы или книги вам понравятся (т.е. которое за вас проведёт отсев). Но на данный момент такие жюри работают, по-видимому, неэффективно (“Оскар” в кино, “Евровидение” в музыке и пр.). Полагаю, причина этого в том, что люди с мотивацей участвовать в таких жюри обычно имеют искажённые вкусы, не совпадающие со вкусами среднестатических зрителей.

  Вернусь к вопросу, кто будет составлять индекс социально-значимых книг. Возможно, удачным будет следующее решение: любой человек может собрать по жребию группу людей, которым он предложит деньги за прочтение его книги, и эти люди проголосуют, помещать ли эту книгу в индекс. Главный принцип – этот человек будет платить за факт экспертизы книги, но не за её результат; это значит, что он сможет по суду отозвать вознаграждение, если участники не прочитают его книгу, но не сможет кому-то отказаться заплатить, если результат экспертизы ему не понравится. Для этого необходимо использование услуг фирмы-посредника и анонимность этих участников (запрет сообщать кому-либо контактную информацию). Второй момент – предлагаемая сумма должна быть достаточно большой, чтобы участвовать в работе группы согласились большинство опрошенных (иначе эта группа не будет репрезентативной выборкой).

  Эту идею, если она может работать, лучше вначале реализовать для преодоления “закона Старджона” в мире музыки. Должна быть большая фирма, которой любой музыкант сможет заплатить деньги, чтобы она отобрала по жребию случайных людей, которые прослушают его музыку и анонимно поставят ей оценку. Музыкальные произведения с наивысшими оценками эта фирма будет выставлять в чарт. Очевидно, платить этой фирме будет выгодно только музыкантам, создавшим объективно хорошую музыку, лучше среднего уровня.

  Данная реализация индекса социально-значимых книг, вероятно, будет уменьшать действие закона Старджона, и добавлю ещё одну идею для развития этого. Если в стране будет проводиться референдум, государство должно поощрять чтение гражданами книг, актуальных для темы этого референдума. Все эти книги можно разделить на две группы: те, которые аргументируют голосовать За, и те которые аргументируют Против. И для обеих этих групп доступ к индексу должен быть по закону равный; это подобно тому, как в судебном споре обвинитель и адвокат имеют одинаковые возможности для высказывания своей позиции, даже если позиция адвоката выглядит заведомо проигрышной. Насколько я знаю, в судебном праве используется ещё один принцип – обвинитель и адвокат ставят задачу не найти истину, а убедить судью в своей позиции; такой принцип может быть неплох и с референдумами.

  Ещё один подход, который может быть комбинирован с предыдущими, заключается в том, что гражданин, выбирая какую информацию он читает, должен обосновать, почему он считает эту информацию социально-значимой, и это обоснование должно звучать разумно (аналогично 20-й статьей конвенции ООН по борьбе с коррупцией). 

  В заключение отмечу, что правильность изложенных выше идей не отменяет того, что внедрять их надо крайне осторожно, поскольку любое государственное принуждение опасно. Нужно искать способы добиться всего этого без вмешательства государства; одним из подходов может быть поощрение получения образования и знаний с целью заведения друзей и знакомых. Людям для дружбы нужны общие цели и увлечения, и требуется только, чтобы эти цели были полезными для общества. Если в России будут внедрять изложенные идеи, начинать надо с простого: составить индекс социально-значимых книг, но не заставлять их читать, а дать возможность использовать его для престижа (если книга писателя в него попала – значит он интеллектуал, а если человек её читает – значит он пассионарий) и для заведения друзей (помогать людям, читающим эти книги, знакомиться друг с другом и объединяться в клубы).

 

 

Наверх